Эквити
Инвестирование

Письмо Баффетта акционерам Berkshire Hathaway 2013
Часть 1

Перевод: Вячеслав Вершков
 
Инвестиции наиболее разумны, когда действия инвестора наиболее схожи с действиями бизнесмена.

Б. Грэм "Разумный инвестор"
Уместно начать с цитаты Бенджамина Грэма, поскольку я так многим обязан ему в своих знаниях об инвестициях. Мы поговорим о Бене немного позже, а ещё раньше мы поговорим об акциях. Но позвольте сначала рассказать о двух небольших инвестициях, не связанных с акциями, которые я сделал много лет назад. Хотя они не оказали существенного влияния на моё состояние, они поучительны.

Первая история начинается в Небраске. С 1973 по 1981 год Средний Запад испытал бурный рост цен на фермерские земли, порождённый всеобщим убеждением в том, что грядёт бесконтрольная инфляция, и подпитанный кредитной политикой мелких местных банков. Затем пузырь лопнул, что привело к падению цен на 50% и более, которое уничтожило как закредитованных фермеров, так и их кредиторов. После сдувания пузыря разорилось в 5 раз больше банков Айовы и Небраски, чем в нашей недавней Великой Рецессии.

В 1986 я купил у FDIC (Федеральная корпорация по страхованию вкладов - прим.пер.) ферму на 400 акров, расположенную в 50 милях к северу от Омахи. Она стоила мне $280 000, значительно меньше, чем сумма, в которую её оценивал разорившийся банк всего несколько лет назад. Я не знал ничего о том, как управлять фермой. Но у меня есть сын, который любит фермерское дело, и я узнал от него, сколько бушелей кукурузы и соевых бобов будет производить ферма и каковы будут операционные издержки. На основе этих оценок я рассчитал, что нормализованная доходность фермы составляет примерно 10%. Я также посчитал вполне вероятным то, что продуктивность со временем поднимется, так же как и то, что цены на сельскохозяйственные культуры вырастут. Оба ожидания оправдались.

Мне не требовались никакие особенные знания или интеллект, чтобы заключить, что у инвестиции практически нет риска, зато есть существенный потенциал. Время от времени будут, конечно, случаться сезоны неурожая, и цены будут иногда разочаровывать. Ну и что с того? Будут случаться и неожиданно хорошие годы тоже, и никто не будет заставлять меня продать собственность. Теперь, 28 лет спустя, ферма утроила свои доходы и стоит в 5 или больше раз, чем то, что я заплатил за неё. Я всё ещё ничего не знаю о фермерстве и недавно посетил ферму второй раз в жизни.

В 1993 я сделал другую небольшую инвестицию. Ларри Сильверстайн, арендодатель Salomon в период, когда я был там CEO, рассказал мне о торговой недвижимости в Нью-Йорке, примыкающей к Нью-Йоркскому Университету, на которую Resolution Trust Corp. искал покупателя. И снова это история о лопнувшем пузыре - на этот раз коммерческой недвижимости, - и RTC (Resolution Trust Corp. - прим.пер.) был создан, чтобы избавиться от активов обанкротившихся сберегательных организаций, чья оптимистичная кредитная политика подкрепила безумство.

В этой ситуации, также, анализ был прост. Как и в случае с фермой, текущая доходность без использования кредитного рычага была равна примерно 10%. Но RTC управляла собственностью не лучшим образом, и доход должен был возрасти по мере того, как несколько пустующих магазинов будут сданы в аренду. Но что более важно, крупнейший арендатор - который занимал около 20% площадей - платил всего $5 за фут, в то время как другие платили в среднем $70. Истечение этого бросового договора через 9 лет без сомнений привело бы к значительному увеличению прибыли. Место расположения недвижимости тоже было превосходным: Нью-Йоркский Университет не собирался никуда уходить.

Я присоединился к небольшой группе, включая Ларри и моего друга Фреда Роуза, который тоже купил долю. Фред - искушённый, высококлассный инвестор в недвижимость, который вместе с семьёй должен был управлять объектом. И они управились с управлением. Когда старые договоры аренды истекли, доходы утроились. Годовые выплаты теперь превышают 35% наших первоначальных вложений. Более того, нам рефинансировали ипотечный кредит в 1996 и ещё раз в 1999, что позволило сделать несколько специальных выплат, в общей сложности превышающих 150% той суммы, что мы инвестировали. Я так до сих пор и не посмотрел объект.

Прибыль от фермы и нью-йоркской недвижимости, возможно, будет расти не одно десятилетие. Хотя прирост не будет слишком большим, обе инвестиции будут солидными и удовлетворительными активами для меня, моих детей и правнуков.

Я рассказал эти истории, чтобы проиллюстрировать некоторые основы инвестирования:

Вы не обязаны быть экспертом, чтобы достигать удовлетворительных инвестиционных результатов. Но если вы не эксперт, то должны знать свои ограничения и следовать курсу, который наверняка сработает и принесёт достаточно хорошие результаты. Мыслите проще и не пытайтесь прыгнуть выше головы. Когда вам обещают быстрые прибыли, отвечайте такими же быстрыми "нет".

Фокусируйтесь на будущей производительности актива, который рассматриваете. Если вы не чувствуете уверенности, делая грубую оценку будущей прибыли актива, просто забудьте о нём и двигайтесь дальше. Никто не умеет оценивать каждую инвестиционную возможность. Но всезнание и не нужно; вам нужно понимать лишь свои действия.

Если вместо этого вы фокусируетесь на будущем изменении цены рассматриваемого кандидата на покупку, вы спекулируете. В этом нет ничего противозаконного. Но я знаю, что не умею успешно спекулировать, и скептически отношусь к тем, кто говорит, что может делать это на постоянной основе. Половина участников состязания по подбрасыванию монетки выиграет первый раунд; ни у одного из тех, кто продолжит играть, нет математического ожидания прибыли. И факт того, что тот или иной актив вырос в недавнем прошлом, никогда не является причиной купить его.

В случае с моими двумя маленькими инвестициями я думал только о том, что̒ эти активы будут производить, и совершенно не заботился об их ежедневных ценовых движениях. Игры выигрывают те, кто сконцентрирован на игровом поле, а не на счёте на табло. Если вы наслаждаетесь субботами и воскресеньями, не глядя на котировки, попробуйте то же самое в будни.

Формирование макропрогнозов или слушание экономических и рыночных предсказаний - потеря времени. На самом деле это даже опасно, потому что может исказить ваше восприятие действительно важных фактов. (Когда я слышу телевизионных комментаторов, многомудро вещающих о том, что дальше будут делать рынки, сразу вспоминаю едкий комментарий Микки Мэнтла: "Вы не подозреваете, насколько всё просто, пока не попадёте в эту говорящую коробку.")

Две мои инвестиции были сделаны в 1986 и 1993. Что будет с экономикой, процентными ставками или фондовым рынком в следующий год - 1987 и 1994 - не имело никакого значения в процессе принятия тех решений. Я не могу вспомнить, что говорили аналитики или заголовки газет в то время. Впрочем, что бы они ни говорили, кукуруза всё так же будет расти в Небраске, а студенты всё так же будут ломиться в Нью-Йоркский Университет.

Есть одно значительное различие между двумя моими маленькими инвестициями и инвестициями в акции. Акции дают вам ежеминутные котировки ваших активов, а вот я ещё не видел котировок ни на свою ферму, ни на недвижимость в Нью-Йорке.

Столь размашистое движение цен на активы должно быть огромным преимуществом для инвесторов - и для некоторых оно таковым и является. В конце концов, если бы неуравновешенный сосед со своей фермой каждый день выкрикивал бы мне цену, по которой готов купить мою ферму или продать свою - и эти цены ходили бы в широком диапазоне в течение коротких периодов времени в зависимости от его настроения - каким его эксцентричное поведение было бы для меня, если не выгодным? Если его ежедневные выкрики до смешного низки, а у меня есть свободные средства, я куплю его ферму. Если же его цифры абсурдно высоки, я могу продать ему свою или просто пойти заниматься выращиванием сельскохозяйственных культур.

Владельцы акций, тем не менее, слишком часто позволяют своенравному и зачастую иррациональному поведению своих партнёров-совладельцев вызывать такое же иррациональное поведение у себя. Поскольку о рынках, экономике, процентных ставках, движении цен акций и т.д. ведётся столько разговоров, некоторые инвесторы верят в то, что важно слушать учёных мужей - и что хуже, принимать их комментарии во внимание при совершении действий.

Те же самые люди, что могут спокойно сидеть на месте десятилетиями, владея фермой или домом, слишком часто становятся неистовыми, когда получают доступ к потоку рыночных котировок и сопутствующих комментаторов, несущих скрытое сообщение: "Не сиди без дела, делай что-нибудь!" Для таких инвесторов ликвидность превращается из безусловного преимущества, которым она и должна быть, в проклятие.

"Флеш крэш" ("мгновенный обвал" рынка 6 мая 2010 года, когда фондовые индексы просели на 1000 пунктов, а затем вернулись практически в исходное состояние всего за 36 минут - прим.пер.) или какое-либо другое проявление экстремальных рыночных колебаний наносит инвестору ущерб не больший, чем эксцентричный и многословный сосед наносит моей инвестиции в ферму. На самом деле падающие рынки могут быть полезны настоящему инвестору, если у него есть свободные средства, когда цены уходят далеко от реальной стоимости. Атмосфера страха - ваш друг при инвестировании; мир эйфории - враг.

Во время чрезвычайной финансовой паники, произошедшей в конце 2008 года, я ни на секунду не задумывался о продаже своей фермы или недвижимости в Нью-Йорке, хотя тучи серьёзной рецессии недвусмысленно сгущались. И если бы я владел 100%-ой долей в устойчивом бизнесе с хорошими долгосрочными перспективами, с моей стороны было бы глупо даже думать о том, чтобы его сбросить. Так почему я должен был продавать свои акции, которые являются маленькими долями в отличных компаниях? Да, любая из них может в конце концов разочаровать, но как группа они однозначно должны были преуспеть. Кто-то действительно верил, что невероятно плодородные активы и безграничная изобретательность американцев просто провалятся под землю?

Перевод: Вячеслав Вершков